Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Lucia Moholy, Bauhaus building Dessau, Balcony of the studio house, 1926, Vintage print








Logique du sens
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:50 

О том, что философствовать - это значит учиться умирать

future fetish
Мишель Монтень

"О том, что философствовать - это значит учиться умирать"

Цицерон говорит, что философствовать - это не что иное, как
приуготовлять себя к смерти. [1] И это тем более верно, ибо исследование и
размышление влекут нашу душу за пределы нашего бренного "я", отрывают ее от
тела, а это и есть некое предвосхищение и подобие смерти; короче говоря, вся
мудрость и все рассуждения в нашем мире сводятся, в конечном итоге, к тому,
чтобы научить нас не бояться смерти. И в самом деле, либо наш разум смеется
над нами, либо, если это не так, он должен стремиться только к
одной-единственной цели, а именно, обеспечить нам удовлетворение наших
желаний, и вся его деятельность должна быть направлена лишь на то, чтобы
доставить нам возможность творить добро и жить в свое удовольствие, как
сказано в Священном писании. [2] Все в этом мире твердо убеждены, что наша
конечная цель - удовольствие, и спор идет лишь о том, каким образом
достигнуть его; противоположное мнение было бы тотчас отвергнуто, ибо кто
стал бы слушать человека, утверждающего, что цель наших усилий - наши
бедствия и страдания?
Разногласия между философскими школами в этом случае - чисто словесные.
Transcurramus sollertissimas nugas.[3] Здесь больше упрямства и
препирательства по мелочам, чем подобало бы людям такого возвышенного
призвания. Впрочем, кого бы ни взялся изображать человек, он всегда играет
вместе с тем и себя самого. Что бы ни говорили, но даже в самой добродетели
конечная цель - наслаждение. Мне нравится дразнить этим словом слух тех,
кому оно очень не по душе. И когда оно действительно обозначает высшую
степень удовольствия и полнейшую удовлетворенность, подобное наслаждение в
большей мере зависит от добродетели, чем от чего- либо иного. Становясь
более живым, острым, сильным и мужественным, такое наслаждение делается от
этого лишь более сладостным. И нам следовало бы скорее обозначать его более
мягким, более милым и естественным словом "удовольствие", нежели словом
"вожделение", как его часто именуют. Что до этого более низменного
наслаждения, то если оно вообще заслуживает этого прекрасного названия, то
разве что в порядке соперничества, а не по праву. Я нахожу, что этот вид
наслаждения еще более, чем добродетель, сопряжен с неприятностями и
лишениями всякого рода. Мало того, что оно мимолетно" зыбко и преходяще, ему
также присущи и свои бдения, и свои посты, и свои тяготы, и пот, и кровь;
сверх того, с ним сопряжены особые, крайне мучительные и самые разнообразные
страдания, а затем - пресыщение, до такой степени тягостное, что его можно
приравнять к наказанию. Мы глубоко заблуждаемся, считая, что эти трудности и
помехи обостряют также наслаждение и придают ему особую пряность, подобно
тому как это происходит в природе, где противоположности, сталкиваясь,
вливают друг в друга новую жизнь; но в не меньшее заблуждение мы впадаем,
когда, переходя к добродетели, говорим, что сопряженные с нею трудности и
невзгоды превращают ее в бремя для нас, делают чем-то бесконечно суровым и
недоступным, ибо тут гораздо больше, чем в сравнении с вышеназванным
наслаждением, они облагораживают, обостряют и усиливают божественное и
совершенное удовольствие, которое добродетель дарует нам. Поистине нeдостоин
общения с добродетелью тот, кто кладет на чаши весов жертвы, которых она от
нас требует, и приносимые ею плоды, сравнивая их вес; такой человек не
представляет себе ни благодеяний добродетели, ни всей ее прелести. Если кто
утверждает, что достижение добродетели - дело мучительное и трудное и что
лишь обладание ею приятно, это все равно как если бы он говорил, что она
всегда неприятна. Разве есть у человека такие средства, с помощью которых
кто-нибудь хоть однажды достиг полного обладания ею? Наиболее совершенные
среди нас почитали себя счастливыми и тогда, когда им выпадала возможность
добиваться ее, хоть немного приблизиться к ней, без надежды обладать
когда-нибудь ею. Но говорящие так ошибаются: ведь погоня за всеми известными
нам удовольствиями сама по себе вызывает в нас приятное чувство. Само
стремление порождает в нас желанный образ, а ведь в нем содержится добрая
доля того, к чему должны привести наши действия, и представление о вещи
едино с ее образом по своей сущности. Блаженство и счастье, которыми
светится добродетель, заливают ярким сиянием все имеющее к ней отношение,
начиная с преддверия и кончая последним ее пределом. И одно из главнейших
благодеяний ее - презрение к смерти; оно придает нашей жизни спокойствие и
безмятежность, оно позволяет вкушать ее чистые и мирные радости; когда же
этого нет - отравлены и все прочие наслаждения.
Вот почему все философские учения встречаются и сходятся в этой точке.
И хотя они в один голос предписывают нам презирать страдания, нищету и
другие невзгоды, которым подвержена жизнь человека, все же не это должно
быть первейшей нашей заботою, как потому, что эти невзгоды не столь уже
неизбежны (большая часть людей проживает жизнь, не испытав нищеты, а
некоторые - даже не зная, что такое физическое страдание и болезни, каков,
например, музыкант Ксенофил, умерший в возрасте ста шести лет и
пользовавшийся до самой смерти прекрасным здоровьем, [4] так и потому, что,
на худой конец, когда мы того пожелаем, можно прибегнуть к помощи смерти,
которая положит предел нашему земному существованию и прекратит наши
мытарства. Но что касается смерти, то она неизбежна:
Omnes eodem cogimur, omnium Versatur gurna, serius ocius Sors exitura et nos
in aeternum Exitium impositura cymbae. [5]
Из чего следует, что если она внушает нам страх, то это является вечным
источником наших мучений, облегчить которые невозможно. Она подкрадывается к
нам отовсюду. Мы можем, сколько угодно, оборачиваться во все стороны, как мы
делаем это в подозрительных местах: quae quasi saxum Tantalo semper
impendet.[6] Наши парламенты нередко отсылают преступников для исполнения
над ними смертного приговора в то самое место, где совершено преступление.
Заходите с ними по дороге в роскошнейшие дома, угощайте их там
изысканнейшими явствами и напитками,
non Siculae dares Dulcem elaborabunt saporem, Non avium cytharaeque cantus
Somnum reducent; [7]
думаете ли вы, что они смогут испытать от этого удовольствие и что конечная
цель их путешествия, которая у них всегда перед глазами, не отобьет у них
вкуса ко всей этой роскоши, и та не поблекнет для них?
Audit ier, numeratque dies, epatique viarum Metiur viam.torquetur peste
futura. [8]
Конечная точка нашего жизненного пути - это смерть, предел наших
стремлений, и если она вселяет в нас ужас, то можно ли сделать хотя бы
один-единственный шаг, не дрожа при этом, как в лихорадке? Лекарство,
применяемое невежественными людьми - вовсе не думать о ней. Но какая
животная тупость нужна для того, чтобы обладать такой слепотой! Таким только
и взнуздывать осла с хвоста.
Qui capite ipse suo instituit vestigia retro, - [9]
и нет ничего удивительного, что подобные люди нередко попадаются в западню.
Они страшатся назвать смерть по имени, и большинство из них при произнесении
кем-нибудь этого слова крестится так же, как при упоминании дьявола. И так
как в завещании необходимо упомянуть смерть, то не ждите, чтобы они подумали
о его составлении прежде, чем врач произнесет над ними свой последний
приговор; и одному богу известно, в каком состоянии находятся их умственные
способности, когда, терзаемые смертными муками и страхом, они принимаются,
наконец, стряпать его.
Так как слог, обозначавший на языке римлян "смерть" [10], слишком резал
их слух, и в его звучании им слышалось нечто зловещее, они научились либо
избегать его вовсе, либо заменять перифразами. Вместо того, чтобы сказать
"он умер", они говорили "он перестал жить" или "он отжил свое". Поскольку
здесь упоминается жизнь, хотя бы и завершившаяся, это приносило им известное
утешение. Мы заимствовали отсюда наше: "покойный господин имя рек". При
случае, как говорится, слово дороже денег. Я родился между одиннадцатью
часами и полночью, в последний день февраля тысяча пятьсот тридцать третьего
года по нашему нынешнему летоисчислению, то есть, считая началом года
январь". Две недели тому назад закончился тридцать девятый год моей жизни, и
мне следует прожить, по крайней мере, еще столько же. Было бы
безрассудством, однако, воздерживаться от мыслей о такой далекой, казалось
бы, вещи. В самом деле, и стар и млад одинаково сходят в могилу. Всякий не
иначе уходит из жизни, как если бы он только что вступил в нее.
Добавьте сюда, что нет столь дряхлого старца, который, памятуя о
Мафусаиле [12], не рассчитывал бы прожить еще годиков двадцать. Но, жалкий
глупец, - ибо что же иное ты собой представляешь! - кто установил срок твоей
жизни? Ты основываешься на болтовне врачей. Присмотрись лучше к тому, что
окружает тебя, обратись к своему личному опыту. Если исходить из
естественного хода вещей, то ты уже долгое время живешь благодаря особому
благоволению неба. Ты превысил обычный срок человеческой жизни. И дабы ты
мог убедиться в этом, подсчитай, сколько твоих знакомых умерло ранее твоего
возраста, и ты увидишь, что таких много больше, чем тех, кто дожил до твоих
лет. Составь, кроме того, список украсивших свою жизнь славою, и я побьюсь
об заклад, что в нем окажется значительно больше умерших до
тридцатипятилетнего возраста, чем перешедших этот порог. Разум и благочестие
предписывают нам считать образцом человеческой жизни жизнь Христа; но она
кончилась для него, когда ему было тридцать три года. Величайший среди
людей, на этот раз просто человек - я имею в виду Александра - умер в таком
же возрасте.
И каких только уловок нет в распоряжении смерти, чтобы захватить нас
врасплох!
Quid quisque vitet, nunquam homini satis Cautum est in horas. [13]
Я не стану говорить о лихорадках и воспалении легких. Но кто мог бы
подумать, что герцог Бретонский будет раздавлен в толпе, как это случилось
при въезде папы Климента, моего соседа [14], в Лион? Не видали ли мы, как
один из королей наших был убит, принимая участие в общей забаве? [15] И
разве один из предков его не скончался, раненный вепрем? [16] Эсхил,
которому было предсказано, что он погибнет раздавленный рухнувшей кровлей,
мог сколько угодно принимать меры предосторожности; все они оказались
бесполезными, ибо его поразил насмерть панцирь черепахи, выскользнувшей из
когтей уносившего ее орла. Такой-то умер, подавившись виноградной косточкой
[17]; такой-то император погиб от царапины, которую причинил себе гребнем;
Эмилий Лепид - споткнувшись о порог своей собственной комнаты, а Авфидий -
ушибленный дверью, ведущей в зал заседаний совета. В объятиях женщин
скончали свои дни: претор Корнелий Галл, Тигеллин, начальник городской
стражи в Риме, Лодовико, сын Гвидо Гонзаго, маркиза Мантуанского, а также -
и эти примеры будут еще более горестными - Спевсипп, философ школы Платона,
и один из пап. Бедняга Бебий, судья, предоставив недельный срок одной из
тяжущихся сторон, тут же испустил дух, ибо срок, предоставленный ему, самому
истек. Скоропостижно скончался и Гай Юлий, врач; в тот момент, когда он
смазывал глаза одному из бoльных, смерть смежила ему его собственные. Да и
среди моих родных бывали тому примеры: мой брат, капитан Сен-Мартен,
двадцатитрехлетний молодой человек, уже успевший, однако, проявить свои
незаурядные способности, как-то во время игры был сильно ушиблен мячом,
причем удар, пришедшийся немного выше правого уха, не причинил раны и не
оставил после себя даже кровоподтека. Получив удар, брат мой не прилег и
даже не присел, но через пять или шесть часов скончался от апоплексии,
причиненной этим ушибом. Наблюдая столь частые и столь обыденные примеры
этого рода, можем ли мы отделаться от мысли о смерти и не испытывать всегда
и всюду ощущения, будто она уже держит нас за ворот.
Но не все ли равно, скажете вы, каким образом это с нами произойдет?
Лишь бы не мучиться! Я держусь такого же мнения, и какой бы мне ни
представился способ укрыться от сыплющихся ударов, будь то даже под шкурой
теленка, я не таков, чтобы отказаться от этого. Меня устраивает решительно
все, лишь бы мне было покойно. И я изберу для себя наилучшую долю из всех,
какие мне будут предоставлены, сколь бы она ни была, на ваш взгляд, мало
почетной и скромной:
praetulerim dclirus inersque videri Dumea delectent mala me, vel denique
fallant, Quam expere et rlngi. [18]
Но было бы настоящим безумием питать надежды, что таким путем можно
перейти в иной мир. Люди снуют взад и вперед, топчутся на одном месте,
пляшут, а смерти нет и в помине. Все хорошо, все как нельзя лучше. Но если
она нагрянет, - к ним ли самим или к их женам, детям, друзьям, захватив их
врасплох, беззащитными, - какие мучения, какие вопли, какая ярость и какое
отчаянье сразу овладевают ими! Видели ли вы кого-нибудь таким же
подавленным, настолько же изменившимся, настолько смятенным? Следовало бы
поразмыслить об этих вещах заранее. А такая животная беззаботность, - если
только она возможна у сколько-нибудь мыслящего человека (по-моему, она
совершенно невозможна) - заставляет нас слишком дорогою ценой покупать ее
блага. Если бы смерть была подобна врагу, от которого можно убежать, я
посоветовал бы воспользоваться этим оружием трусов. Но так как от нее
ускользнуть невозможно, ибо она одинаково настигает беглеца, будь он плут
или честный человек,
Nempe et fugasem persequitur virum, Nec parcit imbellis iuventae Poplitibus,
timldoque tergo, [19]
и так как даже наилучшая броня от нее не обережет,
Ille licet ferro cautus sе condat et aere, Mors tamen Inclusum protrahet
inde caput, [20]
давайте научимся встречать ее грудью и вступать с нею в единоборство. И,
чтобы отнять у нее главный козырь, изберем путь, прямо противоположный
обычному. Лишим ее загадочности, присмотримся к ней, приучимся к ней,
размышляя о ней чаще, нежели о чем-либо другом. Будемте всюду и всегда
вызывать в себе ее образ и притом во всех возможных ее обличиях. Если под
нами споткнется конь, если с крыши упадет черепица, если мы наколемся о
булавку, будем повторять себе всякий раз: "А что, если это и есть сама
смерть?" Благодаря этому мы окрепнем, сделаемся более стойкими. Посреди
празднества, в разгар веселья пусть неизменно звучит в наших ушах все тот же
припев, напоминающий о нашем уделе; не будем позволять удовольствиям
захватывать нас настолько, чтобы время от времени у нас не мелькала мысль:
как наша веселость непрочна, будучи постоянно мишенью для смерти, и каким
только нежданным ударам ни подвержена наша жизнь! Так поступали египтяне, у
которых был обычай вносить в торжественную залу, наряду с самыми лучшими
явствами и напитками, мумию какого- нибудь покойника, чтобы она служила
напоминанием для пирующих.
Omnem crede diem tibi diluxlaae supremum. Grata superveniet, quae non
sperabitur hora. [21]
Неизвестно, где поджидает нас смерть; так будем же ожидать ее всюду.
Размышлять о смерти - значит размышлять о свободе. Кто научился умирать, тот
разучился быть рабом. Готовность умереть избавляет нас от всякого подчинения
и принуждения. И нет в жизни зла для того, кто постиг, что потерять жизнь -
не зло. Когда к Павлу Эмилию явился посланец от несчастного царя
македонского, его пленника, передавший просьбу последнего не принуждать его
идти за триумфальною колесницей, тот ответил: "Пусть обратится с этой
просьбой к себе самому".
По правде сказать, в любом деле одним уменьем и стараньем, если не дано
еще кое-что от природы, многого не возьмешь. Я по натуре своей не
меланхолик, но склонен к мечтательности. И ничто никогда не занимало моего
воображения в большей мере, чем образы смерти. Даже в наиболее
легкомысленную пору моей жизни -
Iucundum cum aetas florida ver ageret, [22]
когда я жил среди женщин и забав, иной, бывало, думал, что я терзаюсь муками
ревности или разбитой надеждой, тогда как в действительности мои мысли были
поглощены каким-нибудь знакомым, умершим на днях от горячки, которую он
подхватил, возвращаясь с такого же празднества, с душой, полною неги, любви
и еще не остывшего возбуждения, совсем как это бывает со мною, и в ушах у
меня неотвязно звучало:
Jam fuerit. nес post unquam revocare licebit. [23]
Эти раздумья не избороздили мне морщинами лба больше, чем все
остальные. Впрочем, не бывает, конечно, чтобы подобные образы при первом
своем появлении не причиняли нам боли. Но возвращаясь к ним все снова и
снова, можно в конце концов, освоиться с ними. В противном случае - так было
бы, по крайней мере, со мной - я жил бы в непрестанном страхе волнений, ибо
никто никогда не доверял своей жизни меньше моего, никто меньше моего не
рассчитывал на ее длительность. И превосходное здоровье, которым я
наслаждаюсь посейчас и которое нарушалось весьма редко, нисколько не может
укрепить моих надежд на этот счет, ни болезни - ничего в них убавить. Меня
постоянно преследует ощущение, будто я все время ускользаю от смерти. И я
без конца нашептываю себе: "Что возможно в любой день, то возможно также
сегодня". И впрямь, опасности и случайности почти или - правильнее сказать -
нисколько не приближают нас к нашей последней черте; и если мы представим
себе, что, кроме такого-то несчастья, которое угрожает нам, по-видимому,
всех больше, над нашей головой нависли миллионы других, мы поймем, что
смерть действительно всегда рядом с нами, - и тогда, когда мы веселы, и
когда горим в лихорадке, и когда мы на море, и когда у себя дома, и когда в
сражении, и когда отдыхаем. Nemo altero fragilior est: nemo in crastinum sui
certior. [24] Мне всегда кажется, что до прихода смерти я так и не успею
закончить то дело, которое должен выполнить, хотя бы для его завершения
требовалось не более часа. Один мой знакомый, перебирая как-то мои бумаги,
нашел среди них заметку по поводу некоей вещи, которую, согласно моему
желанию, надлежало сделать после моей кончины. Я рассказал ему, как обстояло
дело: находясь на расстоянии какого-нибудь лье от дома, вполне здоровый и
бодрый, я поторопился записать свою волю, так как не был уверен, что успею
добраться к себе. Вынашивая в себе мысли такого рода и вбивая их себе в
голову, я всегда подготовлен к тому, что это может случиться со мной в любое
мгновенье. И как бы внезапно ни пришла ко мне смерть, в ее приходе не будет
для меня ничего нового.
Нужно, чтобы сапоги были всегда на тебе, нужно, насколько это зависит
от нас, быть постоянно готовыми к походу, и в особенности остерегаться, как
бы в час выступления мы не оказались во власти других забот, кроме о себе.
Quid brevi fortes iaculamur aevo Multa? [25]
Ведь забот у нас и без того предостаточно. Один сетует не столько даже
на самую смерть, сколько на то, что она помешает ему закончить с блестящим
успехом начатое дело; другой - что приходится переселяться на тот свет, не
успев устроить замужество дочери или проследить за образованием детей; этот
оплакивает разлуку с женой, тот - с сыном, так как в них была отрада всей
его жизни.
Что до меня, то я, благодарение богу, готов убраться отсюда, когда ему
будет угодно, не печалуясь ни о чем, кроме самой жизни, если уход из нее
будет для меня тягостен. Я свободен от всяких пут; я наполовину уже
распрощался со всеми, кроме себя самого. Никогда еще не было человека,
который был бы так основательно подготовлен к тому, чтобы уйти из этого
мира, человека, который отрешился бы от него так окончательно, как, надеюсь,
это удалось сделать мне.
Miser, о miser, alunt, omnia ademit Una dies infesta mihi tot praemia vitae.
[26]
А вот слова, подходящие для любителя строиться:
Manent opera interrupta, minaeque Murorum ingentes. [27]
Не стоит, однако, в чем бы то ни было загадывать так далеко вперед или,
во всяком случае, проникаться столь великою скорбью из-за того, что тебе не
удастся увидеть завершение начатого тобой. Мы рождаемся для деятельности:
Cum moriar, medium solvar et inter opus. [28]
Я хочу, чтобы люди действовали, чтобы они как можно лучше выполняли
налагаемые на них жизнью обязанности, чтобы смерть застигла меня за посадкой
капусты, но я желаю сохранить полное равнодушие и к ней, и, тем более, к
моему не до конца возделанному огороду. Мне довелось видеть одно умирающего,
который уже перед самой кончиной не переставал выражать сожаление, что злая
судьба оборвала нить составляемой им истории на пятнадцатом или шестнадцатом
из наших королей. Illud in his rebus non addunt, nес tibi earum lam
desiderium rerum auper insidet una. [29]
Нужно избавиться от этих малодушных и гибельных настроений. И подобно
тому, как наши кладбища расположены возле церквей или в наиболее посещаемых
местах города, дабы приучить, как сказал Ликург, детей, женщин и
простолюдинов не пугаться при виде покойников, а также, чтобы человеческие
останки, могилы и похороны, наблюдаемые нами изо дня в день, постоянно
напоминали об ожидающей нас судьбе,
Quin etiam exhilarare viris convivia caede Mos olim, et miscere epulis
spectacula dira certantum ferro, saepe et super ipsa cadentum Pocula
respereis non parco sanguine mensis; [30]
подобно также тому, как египтяне, по окончании пира, показывали
присутствующим огромное изображение смерти, причем державший его восклицал:
"Пей и возвеселись сердцем, ибо, когда умрешь, ты будешь таким же", так и я
приучал себя не только думать о смерти, но и говорить о ней всегда и везде.
И нет ничего, что в большей мере привлекало б меня, чем рассказы о смерти
такого-то или такого-то; что они говорили при этом, каковы были их лица, как
они держали себя; это же относится и к историческим сочинениям, в которых я
особенно внимательно изучая места, где говорится о том же. Это видно хотя бы
уже из обилия приводимых мною примеров и из того необычайного пристрастия,
какое я питаю к подобным вещам. Если бы я был сочинителем книг, я составил
бы сборник с описанием различных смертей, снабдив его комментариями. Кто
учит людей умирать, тот учит их жить.
Дикеарх [31] составил подобную книгу, дав ей соответствующее название,
но он руководствовался иною, и притом менее полезной целью.
Мне скажут, пожалуй, что действительность много ужаснее наших
представлений о ней и что нет настолько искусного фехтовальщика, который не
смутился бы духом, когда дело дойдет до этого. Пусть себе говорят, а все
таки размышлять о смерти наперед - это, без сомнения, вещь полезная. И
потом, разве это безделица - идти до последней черты без страха и трепета? И
больше того: сама природа спешит нам на помощь и ободряет нас. Если смерть -
быстрая и насильственная, у нас нет времени исполниться страхом пред нею;
если же она не такова, то, насколько я мог заметить, втягиваясь понемногу в
болезнь, я вместе с тем начинаю естественно проникаться известным
пренебрежением к жизни. Я нахожу, что обрести решимость умереть, когда я
здоров, гораздо труднее, чем тогда, когда меня треплет лихорадка. Поскольку
радости жизни не влекут меня больше с такою силою, как прежде, ибо я
перестаю пользоваться ими и получать от них удовольствие, - я смотрю и на
смерть менее испуганными глазами. Это вселяет в меня надежду, что чем дальше
отойду я от жизни и чем ближе подойду к смерти, тем легче мне будет
свыкнуться с мыслью, что одна неизбежно сменит другую. Убедившись на многих
примерах в справедливости замечания Цезаря, утверждавшего, что издалека вещи
кажутся нам нередко значительно большими, чем вблизи, я подобным образом
обнаружил, что, будучи совершенно здоровым, я гораздо больше боялся
болезней, чем тогда, когда они давали знать о себе: бодрость, радость жизни
и ощущение собственного здоровья заставляют меня представлять себе
противоположное состояние настолько отличным от того, в котором я пребываю,
что я намного преувеличиваю в своем воображении неприятности, доставляемые
болезнями, и считаю их более тягостными, чем оказывается в действительности,
когда они настигают меня. Надеюсь, что и со смертью дело будет обстоять не
иначе.
Рассмотрим теперь, как поступает природа, чтобы лишить нас возможности
ощущать, несмотря на непрерывные перемены к худшему и постепенное увядание,
которое все мы претерпеваем, и эти наши потери и наше постепенное
разрушение. Что остается у старика из сил его юности, от его былой жизни?
Неu senibus vitae portio quanta manet. [32]
Когда один из телохранителей Цезаря, старый и изнуренный, встретив его
на улице, подошел к нему и попросил от пустить его умирать. Цезарь, увидев,
насколько он немощен, довольно остроумно ответил: "Так ты, оказывается,
мнишь себя живым?" Я не думаю, что мы могли бы снести подобное превращение,
если бы оно сваливалось на нас совершенно внезапно. Но жизнь ведет нас за
руку по отлогому, почти неприметному склону, потихоньку до полегоньку, пока
не ввергнет в это жалкое состояние, заставив исподволь свыкнуться с ним. Вот
почему мы не ощущаем никаких потрясений, когда наступает смерть нашей
молодости, которая, право же, по своей сущности гораздо более жестока,
нежели кончина еле теплящейся жизни, или же кончина нашей старости. Ведь
прыжок от бытия-прозябания к небытию менее тягостен, чем от бытия-радости и
процветания к бытию - скорби и муке.
Скрюченное и согбенное тело не в состоянии выдержать тяжелую ношу; то
же и с нашей душой: ее нужно выпрямить и поднять, чтобы ей было под силу
единоборство с таким противником. Ибо если невозможно, чтобы она пребывала
спокойной, трепеща перед ним, то, избавившись от него, она приобретает право
хвалиться, - хотя это, можно сказать, почти превосходит человеческие
возможности, - что в ней не осталось более места для тревоги, терзаний,
страха или даже самого легкого огорчения.
Non vultus instantis tyrainni Mente quatit solida, neque Austor Dux inquieti
turbidus Adriae, Nec fulminantis magna lovis manus. [33]
Она сделалась госпожой своих страстей и желаний; она властвует над
нуждой, унижением, нищетой и всеми прочими превратностями судьбы. Так
давайте же, каждый в меру своих возможностей, добиваться столь важного
преимущества! Вот где подлинная и ничем не стесняемая свобода, дающая нам
возможность презирать насилие и произвол и смеяться над тюрьмами и оковами:
In manicis. et Compedibus, saevo te sub custode tenebo. Ipse deus simul
atque volam, me solvet: opinor Hoc sentit, moriar. Mere ultima linea rerum
est. [34]
Ничто не влекло людей к нашей религии более, чем заложенное в ней
презрение к жизни. И не только голос разума призывает нас к этому, говоря:
стоит ли бояться потерять нечто такое, потеря чего уже не сможет вызвать в
нас сожаления? - но и такое соображение: раз нам угрожают столь многие виды
смерти, не тягостнее ли страшиться их всех, чем претерпеть какой-либо один?
И раз смерть неизбежна, не все ли равно, когда она явится? Тому, кто сказал
Сократу: "Тридцать тиранов осудили тебя на смерть", последний ответил: "А их
осудила на смерть природа". [35]
Какая бессмыслица огорчаться из-за перехода туда, где мы избавимся от
каких бы то ни было огорчений!
Подобно тому как наше рождение принесло для нас рождение всего
окружающего, так и смерть наша будет смертью всего окружающего. Поэтому
столь же нелепо оплакивать, что через сотню лет нас не будет в живых, как
то, что мы не жили за сто лет перед этим. Смерть одного есть начало жизни
другого. Точно так же плакали мы, таких же усилий стоило нам вступить в эту
жизнь, и так же, вступая в нее, срывали мы с себя свою прежнюю оболочку.
Не может быть тягостным то, что происходит один-единственный раз. Имеет
ли смысл трепетать столь долгое время перед столь быстротечною вещью? Долго
ли жить, мало ли жить, не все ли равно, раз и то и другое кончается смертью?
Ибо для того, что больше не существует, нет ни долгого ни короткого.
Аристотель рассказывает, что на реке Гипанис обитают крошечные насекомые,
живущие не дольше одного дня. Те из них, которые умирают в восемь часов
утра, умирают совсем юными; умирающие в пять часов вечера умирают в
преклонном возрасте. Кто же из нас не рассмеялся бы, если б при нем назвали
тех и других счастливыми или несчастными, учитывая срок их жизни? Почти то
же и с нашим веком, если мы сравним его с вечностью или с продолжительностью
существования гор, рек, небесных светил, деревьев и даже некоторых животных.
[35]
Впрочем , природа не дает нам зажиться. Она говорит: "Уходите из этого
мира так же, как вы вступили в него. Такой же переход, какой некогда
бесстрастно и безболезненно совершили вы от смерти к жизни, совершите теперь
от жизни к смерти. Ваша смерть есть одно из звеньев управляющего вселенной
порядка; она звено мировой жизни:
inter se mortales mutua vivunt Et quasi cursores vital lampada tradunt. [37]
Неужели ради вас стану я нарушать эту дивную связь вещей? Раз смерть -
обязательное условие вашего возникновения, неотъемлемая часть вас самих, то
значит, вы стремитесь бежать от самих себя. Ваше бытие, которым вы
наслаждаетесь, одной своей половиной принадлежит жизни, другой - смерти. В
день своего рождения вы в такой же мере начинаете жить, как умирать:
Prima, quae vitam dedit, hora, carpsit. [38]
Nascentes morimur, finiaque ab origine pendet. [39]
Всякое прожитое вами мгновение вы похищаете у жизни; оно прожито вами
за ее счет. Непрерывное занятие всей вашей жизни - это взращивать смерть.
Пребывая в жизни, вы пребываете в смерти, ибо смерть отстанет от вас не
раньше, чем вы покинете жизнь.
Или, если угодно, вы становитесь мертвыми, прожив свою жизнь, но
проживете вы ее, умирая: смерть, разумеется, несравненно сильнее поражает
умирающего, нежели мертвого, гораздо острее и глубже.
Если вы познали радости в жизни, вы успели насытиться ими; так уходите
же с удовлетворением в сердце:
Сur nоn ut plenus vitae conviva recedis? [40]
Если же вы не сумели ею воспользоваться, если она поскупилась для вас,
что вам до того, что вы потеряли ее, на что она вам?
Cur amplius addere quaeris Rursum quod pereat male, et ingratum occidat
omne? [41]
Жизнь сама по себе - ни благо, ни зло: она вместилище и блага и зла.
смотря по тому, во что вы сами превратили ее. И если вы прожили один-
единственный день, вы видели уже все. Каждый день таков же, как все прочие
дни. Нет ни другого света, ни другой тьмы. Это солнце, эта луна, эти звезды,
это устройство вселенной - все это то же, от чего вкусили пращуры ваши и что
взрастит ваших потомков:
Non alium videre: patrea aliumve nepotes Aspicient. [42]
И, на худой конец, все акты моей комедии, при всем разнообразии их,
протекают в течение одного года. Если вы присматривались к хороводу четырех
времен года, вы не могли не заметить, что они обнимают собою все возрасты
мира: детство, юность, зрелость и старость. По истечении года делать ему
больше нечего. И ему остается только начать все сначала. И так будет всегда:
versamur ibidem, atque insumus usque Atque in ae aua per vestigia volvitur
annus. [43]
Или вы воображаете, что я стану для вас создавать какие-то новые
развлечения?
Nam tibi praeterea quod machiner, inveniamque Quod placeat, nihll eat, eadem
aunt omnia semper. [44]
Освободите место другим, как другие освободили его для вас. Равенство
есть первый шаг к справедливости. Кто может жаловаться на то, что он
обречен, если все другие тоже обречены? Сколько бы вы ни жили, вам не
сократить того срока, в течение которого вы пребудете мертвыми. Все усилия
здесь бесцельны: вы будете пребывать в том состоянии, которое внушает вам
такой ужас, столько же времени, как если бы вы умерли на руках кормилицы:
licet, quod vis, vivendo vincere saecla. Mors aeterna tamen nihilominus illa
manebit. [45]
И я поведу вас туда, где вы не будете испытывать никаких огорчений:
In vera nescis nullum fore morte alium te, Qui possit vivua tibi lugere
peremotum. Stansque lacentem. [46]
И не будете желать жизни, о которой так сожалеете:
Nec sibi enim quiaquam turn se vitamque requirit, Nec desiderium nostri nos
afflcit ullum. [47]
Страху смерти подобает быть ничтожнее, чем ничто, если существует что-
нибудь ничтожнее, чем это последнее:
multo mortem minus ad nod esse putandum Si minus esse potest quam quod nihil
esse videmus. [48]
Что вам до нее - и когда вы умерли, и когда живы? Когда живы - потому,
что вы существуете; когда умерли - потому, что вас больше не существует.
Никто не умирает прежде своего час. То время, что останется после вас,
не более ваше, чем то, что протекало до вашего рождения; и ваше дело тут -
сторона:
Respice enim quam nil ad nos ante acta vetustas Temporiis aeterni fuerit.
[49]
Где бы ни окончилась ваша жизнь, там ей и конец. Мера жизни не в ее
длительности, а в том, как вы использовали ее: иной прожил долго, да пожил
мал; не мешкай те, пока пребываете здесь. Ваша воля, а не количество
прожитых лет определяет продолжительность вашей жизни. Неужели вы думали,
что никогда так и не доберетесь туда, куда идете, не останавливаясь? Да есть
ли такая дорога, у которой не было бы конца? И если вы можете найти утешение
в доброй компании, то не идет ли весь мир той же стязею, что вы?
Omnia te vita porfuncta sequentur. [50]
Не начинает ли шататься все вокруг вас, едва пошатнетесь вы сами?
Существует ли что-нибудь, что не старилось бы вместе с вами? Тысячи людей,
тысячи животных, тысячи других существ умирают в то же мгновение, что и вы:
Nam nox nulla diem, neque noctem aurora secuta est, Quae non audierit mistos
vagitibus aegris Ploratus, mortis cimits et funeris atri. [51]
Что пользы пятиться перед тем, от чего вам все равно не уйти? Вы видели
многих, кто умер в самое время, ибо избавился, благодаря этому, от великих
несчастий. Но видели ли вы хоть кого-нибудь, кому бы смерть причинила их? Не
очень-то умно осуждать то, что ие испытано вами, ни на себе, ни на другом.
Почему же ты жалуешься и на меня и на свою участь? Разве мы несправедливы к
тебе? Кому же надлежит управлять: нам ли тобою или тебе нами? Еще до
завершения сроков твоих, жизнь твоя уже завершилась. Маленький человечек
такой же цельный человек, как и большой.
Ни людей, ни жизнь человеческую не измерить локтями. Хирон отверг для себя
бессмертие, узнав от Сатурна, своего отца, бога бесконечного времени, каковы
свойства этого бессмертия [52]. Вдумайтесь хорошенько в то, что называют
вечной жизнью, и вы поймете, насколько она была бы для человека более
тягостной и нестерпимой, чем та, что я даровала ему. Если бы у вас не было
смерти, вы без конца осыпали б меня проклятиями за то, что я вас лишила ее.
Я сознательно подмешала к ней чуточку горечи, дабы, принимая во внимание
доступность ее, воспрепятствовать вам слишком жадно и безрассудно
устремляться навстречу ей. Чтобы привить вам ту умеренность, которой я от
вас требую, а именно, чтобы вы не отвращались от жизни и вместе с тем не
бежали от смерти, я сделала и ту и другую наполовину сладостными и
наполовину скорбными.
Я внушила Фалесу, первому из ваших мудрецов, ту мысль, что жить и
умирать - это одно и то же. И когда кто-то спросил его, почему же, в таком
случае, он все-таки не умирает, он весьма мудро ответил: "Именно потому, что
это одно и то же.
Вода, земля, воздух, огонь и другое, из чего сложено мое здание, суть в
такой же мере орудия твоей жизни, как и орудия твоей смерти. К чему
страшиться тебе последнего дня? Он лишь в такой же мере способствует твоей
смерти, как и все прочие. Последний шаг не есть причина усталости, он лишь
дает ее почувствовать. Все дни твоей жизни ведут тебя к смерти; последний
только подводит к ней".
Таковы благие наставления нашей родительницы-природы. Я часто
задумывался над тем, почему смерть на войне - все равно, касается ли это нас
самих или кого-либо иного, - кажется нам несравненно менее страшной, чем у
себя дома; в противном случае, армия состояла бы из одних плакс да врачей; и
еще: почему, несмотря на то, что смерть везде и всюду все та же, крестьяне и
люди низкого звания относятся к ней много проще, чем все остальные? Я
полагаю, что тут дело в печальных лицах и устрашающей обстановке, среди
которых мы ее видим и которые порождают в нас страх еще больший, чем сама
смерть. Какая новая, совсем необычная картина: стоны и рыдания матери, жены,
детей, растерянные и смущенные посетители, услуги многочисленной челяди, их
заплаканные и бледные лица, комната, в которую не допускается дневной свет,
зажженные свечи, врачи и священники у нашего изголовья! Короче говоря,
вокруг нас ничего, кроме испуга и ужаса. Мы уже заживо облачены в саван и
преданы погребению. Дети боятся своих новых приятелей, когда видят их в
маске, - то же происходит и с нами. Нужно сорвать эту маску как с вещей,
так, тем более, с человека, и когда она будет сорвана, мы обнаружим под ней
ту же самую смерть, которую незадолго перед этим наш старый камердинер или
служанка претерпели без всякого страха. Благостна смерть, не давшая времени
для этих пышных приготовлений.



[1] ...философствовать - это... приуготовлять себя к смерти. - Цицерон.
Тускуланские беседы, I, 30.

[2] ...жить в свое удовольствие... - См. Екклезиаст, III, 12.

[3] Давайте оставим эти мелкие ухищрения (лат). - Сенека. Письма, 117, 30.

[4] ...Ксенофил, умерший в возрасте ста шести лет... - Валерий Максим, VIII,
13, 3. Здесь у Монтеня неточность: Ксенофил - философ, а музыкант -
Аристоксен.

[5] Все мы влекомы к одному и тому же; для всех встряхивается урна, позже
ли, раньше ли - выпадет жребий и нас для вечной погибели обречет ладье

[Харона] (лат). - Гораций. Оды, II, 3, 25 cл

[6] Она всегда угрожает, словно скала Тантала (лат). - Цицерон. О высшем
благе и высшем зле, I, 18.

[7] ... ни сицилийские яства не будут услаждать его, ни пение птиц и игра на
кифаре не возвратят ему сна (лат). Гораций. Оды. III, I. 18 cл.

[8] Он тревожится о пути, считает дни, отмеряет жизнь дальностью дорог и
мучим мыслями о грядущих бедствиях (лат). - Клавдиан. Против Руфина, II,
137-138.

[9] Он задумал идти, вывернув голову назад (лат). - Лукреций, IV, 472.

[10] ...слог, обозначавший на языке римлян "смерть"... - По-латыни смерть -
mors.
[11] ...по нашему нынешнему летосчислению... - Карл IX ордонансом 1563
г. повелел считать началом года 1 января. Раньше год начинался с пасхи.

[12] ...памятуя о Мафусаиле... - Согласно библейской легенде, патриарх
Мафусаил прожил 969 лет.

[13] Человек не в состоянии предусмотреть, чего ему должно избегать в то или
иное мгновение (лат). - Го- раций, Оды, II, 13, 13-14.

[14] ...кто мог... подумать, что герцог Бретонский будет раздавлен в
толпе... - Монтень имеет в виду герцога Бретонского Жана II, погибшего в
1305 г. Климент V до своего избрания папой был архиепископом бордоским; вот
почему Монтень называет его своим соседом.

[15] ...один из королей наших был убит... в общей забаве... - Так окончил
жизнь Генрих II, смертельно раненный в 1559 г. на турнире, который был
устроен по случаю свадьбы его дочери.

[16] ...скончался раненный вепрем. - Филипп IV Красивый, гонитель
тамплиеров, погиб на охоте в 1131 г.

[17] ...умер, подавившись виноградной косточкой... - По преданию, так умер
древнегреческий лирик Анакреонт (VI в. до н. г.).

[18] ...я предпочел бы казаться слабоумным и бездарным, лишь бы мои
недостатки развлекали меня или, по крайней мере, обманывали, чем их
сознавать и терзаться от этого (лат). - Гораций. Послания, II, 2,126 cл.
лишь бы мои недостатки развлекали меня...

[19] Ведь она преследует и беглеца-мужа и не щадит ни поджилок, ни робкой
спины трусливого юноши (лат). - Гораций. Оды, III. 2. 14 cл.

[20] Пусть он предусмотрительно покрыл покрыл себя железом и медью, смерть
все же извлечет из доспехов его защищенную голову (лат). - Пропорций, III,
18, 25-26.

[21] Считай всякий день, что тебе выпал, последним, н будет милым тот час,
на который ты не надеялся (лат). - Гораций. Послания, I, 4, 13-14.

[22] Когда мой цветущий возраст переживи! свою веселую весну (лат). -
Катулл, LXVIII, 16.

[23] Он отживет свое, и никогда уже нельзя будет призвать его назад (лат). -
Лукреций, III, 915.

[24] Всякий человек столь же хрупок, как все прочие; всякий одинаково не
уверен в завтрашнем дне (лат). - Сенека. Письма, 91, 16.

[25] К чему нам в быстротечной жизни дерзко домогаться столь многого? (лат).
- Гораций. Оды, II. 16, 17.

[26] О я несчастный, о жалкий! - восклицают они. - Один горестный день отнял
у меня дары жизни (лат). Лукреций. III, 898-899.

[27] Работы остаются незавершенными, и не закончены высокие зубцы стен
(лат). - Вергилий. Энеида, IV, 88 сл. Цитируется неточно. У Вергилия вместо
manent - pendent.

[28] Я хочу, чтобы смерть застигла меня посреди трудов (лат). - Овидий.
Любовные стихотворения, II, 10, 86.

[29] Но вот чего они не добавляют: зато нет у тебя больше и стремления ко
всему этому после смерть (лат). - Лукреций, III, 900-901.

[30] Был в старину у мужей обычай оживлять пиры смертоубийством и
примешивать к трапезе жестокое зрелище сражающихся, которые падали иной раз
среди куcков, поливая обильно кровью пиршественные столы (лат). Силий
Италик. Пунические войны, XI, 51 сл.

[31] Дикеарх - древнегреческий философ, отрицающий существование души и
утверждающий, что она только тело, находящееся в "определенном состоянии"
(IV в. до н. э.).

[32] Увы! Сколь малая толика жизни оставлена старцам (лат). - Максимиан.
Элегия, I, 16.

[33] Ничто не в силах поколебать стойкость его души: ни взгляд грозного
тирана, ни Австр
[южный ветер], буйный владыка бурной Адриатики, ни мощная
рука громовержца Юпитера (лат). - Гораций. Оды, III, 3, 8 сл.

[34] "В наручниках и сковав тебе ноги, я буду держать твоя во власти
сурового тюремщика". - "Сам бог, как только я захочу, освободят меня".
Полагаю, он думал при этом: "Я умру". Ибо во смертью - конец всему (лат). -
Гораций. Послания, I, 16, 76 сл.

[35] ...Тридцать тиранов осудили тебя на смерть... - Здесь у Монтеня
неточность: Сократа приговорили к смерти не Тридцать тиранов (404 г. до н.
э.), а афинский суд присяжных в 399 г. до н. э. Приводимый рассказ см.:
Диоген Лаэрсций, II. 35.

[36] ...то же и с нашим веком, если мы сравним его с вечностью... - Эта
мысль Монтеня чрезвычайно важна: она доказывает, что вразрез с католическим
вероучением Монтень отрицает бессмертие души (Монтень повторяет эту мысль и
в других местах своих "Опытов";). Следует отметить, что во всей этой главе,
как и в предыдущей, где Монтень рассматривает вопрос о смерти с разных точек
зрения, он нигде, однако, не упоминает о соблюдении при этом католического
ритуала.

[37] Смертные перенимают жизнь одни у других... и словно скороходы, передают
один другому светильник жизни (лат). - Лукреций, II, 76, 79.

[38] Первый же час давший нам жизнь, укоротил ее (лат). - Сенека. Неистовый
Геркулес, 874.

[39] Рождаясь, мы умираем; конец обусловлен началом (лат). - Манилий.
Астрономика, IV, 16.

[40] Почему же ты не уходишь из жизни, как пресыщенный сотрапезник

пира]? (лaт). - Лукреций. III, 938.

[41] Почему же ты стремишься продлить то, что погибнет и осуждено на
бесследное исчезновение? (лат). - Лукреций, III, 941-942.

[42] Это то, что видели наши отцы, это то, что будут видеть потомки (лат). -
Манилий. Астрономика, I, 522-523.

[43] Здесь Монтень соединяет два стиха - один из Лукреция, другой из
Вергилия: 1) "Мы вращаемся и пребываем всегда среди одного и того же"
(Лукреций, III, 1080);...
2) "И к себе по своим же следам возвращается год" (лат). (Вергилий.
Георгики, II, 402).

[44] Ибо. что бы я
[Природа] ни придумала, чтобы я ни измыслила, нет ничего
такого что тебе бы не понравилось, все всегда остается тем же самым (лат). -
Лукреций, III, 944-945.

[45] Можно побеждать, сколько угодно, жизнью века, - все равно тебе
предстоит вечная смерть (лат). - Лукреций, III, 1090-1091.

[46] Неужели ты не знаешь, что после истинной смерти не будет второго тебя,
который мог бы, живой, оплакивать тебя, умершего, стоя над лежащим (лат). -
Лукреций, III, 855 cл.

[47] И тогда никто не заботится ни о себе, ни о жизни... н у нас нет больше
печали о себе (лат). - Лукреций, III, 919, 922

[48] Нужно считать, что смерть для нас - нечто гораздо меньшее, - если
только может быть меньшее, - чем то, что как видим, является ничем (лат). -
Лукреций, III, 926-927.

[49] Ибо заметь, вечность минувших времен для нас совершеннейшее ничто
(лат). - Лукреций, III, 972-973.

[50] ...и, прожив свою жизнь, все последуют за тобой (лат). - Лукреций, III,
968.

[51] Не было ни одной ночи, сменившей собой день, ни одной зари, сменившей
ночь, которым не пришлось бы услышать смешанные с жалобным плачем малых
детей стенания, этих спутников смерти и горестных похорон (лат). - Лукреций,
II, 578 cл.

[52] Кентавр Хирон, воспитавший Геркулеса и позднее Ахилла, был сыном Крона
и нимфы Филлиры. Раненный отравленной стрелой, он стал молить богов о
ниспослании ему смерти; тогда Зевс сжалился над ним н переселил его на небо;
так возникло созвездие Стрельца (греко-римск. мифол.).

@музыка: Clan of Xymox

22:54 

Андроиды

future fetish
Меня уже долго мучает вопрос: "Является ли изображение андроидов отражением принципа мимезиса в искусстве или нет???". Вообще-то я даже знаю кто-бы смог ответить мне на него. Я думаю я спросил бы это у В. Вейдле, и думаю, что его великий труд под названием "Умирание искусства" померк бы в сравнении с его новой книгой "Постклассика: мимезис и андроиды", в котрой он рассуждал бы о воскрешении классического исскуства и упадке неклассической эстетики, как ответ на мой вопрос.

Хаха!!!На самом деле я думаю он не настолько больной для того, чтобы размышлять на эту тему!!%))

23:02 

L-A-I-N

future fetish
Serial Experiments
LAIN
Close the world, Open the nExt

"I'll delete myself and reset everyone's memory."
Who am I? The question is asked OVER AND OVER AGAIN THROUGHOUT THE NOISE.Lain destroys her own creator and loses her best friend, now Lain must decide what to do. Should she delete herself from everyone's memory?! If she does, the real world should remain exactly the same, but if no one remembers her, did Lain ever really exist?

...Если пойти в другую комнату и включить второй компютер, который работает от старого покоцанного сетевого адаптера, то можно услышать реальный и очень громкий NOISE, почувствовать как со скрипом пробегает электричество через сетевой фильтр, и тогда... тогда можно представить, что ты Lain, подойти к окну и увидеть как за тобой следят, найти Knights, и убить "EGO"...
...Lain...Distortion...Love...

@музыка: ArQer-LocoMoco

23:04 

Zeitgeist

future fetish
Юрген Хабермас "Философский дискурс о модерне":
"...Каждое высказывание, являющееся основой авторитета, хотя и высокопочитаемое, - это всего лишь человеческое толкование чего-то, что его превосходит. Алеф раввина Менделя родствен беззвучному, письменно выделенному a в слове differance, в неопределенности этого хрупкого и многозначительного знакасконцентрирована вся полнота завета...
...озарения, отрезанные от этого концентрирующего источника света [Бога], своеобразно расплывчаты. Путь их последовательной профанацииобозначает ту область радикального опыта, которая открыла авангардное искусство. Ницше почерпнул свои установки из чисто эстетического восторга экстатической, вышедшей за свои рамки субъективности. Хайдеггер отсановился на полпути...
...жанровое различие между литературой и философие настолько мало, что философские тексты в своем существенном содержании поддаютсялитературно кретической интерпретации...
...преимущество риторики перед логикой означает компетентность в отношении всех качеств всеобъемлющей совокупности текстов, в которой в итоге растворяются все жанровые разлчия; философия и наука не строят собственные миры, а искусство и литература не строят собственное царство вымысла, которое способно подтвердить свою независимость, автономию от общего текста..."

Романы "Лавина" и "Zeitgeist" - лучше подтверждение этих структуралистких идей Деррида, Лакана и т.п. Особенно первая книга, я думаю, читай все эти учены киберпанк, они бы использховали его в качестве итсочника для своих книг. Н.Гейман в Лавине просто дошел до апафеоза деструкции и постструктурализма, кто теперь после этого скажет, что киберпанк - не постмодерн?...

@музыка: Pual_B-Newborn#10

12:44 

future fetish
Получается, что если ты смотришь на все со стороны, то начинаешь терять свою принадлежность к социальной группе, субкультуре... Это похоже на прием Хайдеггера для выхода из философии субъекта. Но для того чтобы понять многое, разве нужно научиться неотождествлять себя с этим многим?? Если да, то получается, что теряется субъективня позиция, которая делает тебя сопричастным и ты перестаешь быть членом общества. Ты что ты вне любой субкультуры, это не занчит, что у тебя свой субкультура (субкультура отрицания субкультур %)), просто ты вне их и для тебя их нет... Это предельно открытый взгляд на мир, ставящий тебя вне его и заставляющий время течь мимо тебя, оставляя только влзможность взглянуть и понять мотивы людей, уверенных, что именно они постпают достойно и правильно, и не могущих поэтому взглянуть на себя со стороны... Отррицая набор стереотипов, навязанных социальной группой/субкультурой, ты лишаешь себя свое субъективности, но как жить без нее???...

13:46 

New Noise

future fetish
Can I scream? Yeah!
We lack the motion to move to the new beat
We lack the motion to move to the new beat

It's here for us to admire if we can afford the beauty of it
Can afford the luxury of turning our heads
Adjust that thousand dollars smile and behold the creation of man
Great words won't cover ugly actions - good frames won't save bad paintings

We lack the motion to move to the new beat. Yeah!
We lack... motion
When the day is over - Hey! - the doors are locked on us
Money buys the access - and we can't pay the cost
And how can we expect anyone to listen if we are using the same old voice?
We need new noise - new art for the real people

We dance to all the wrong songs
We enjoy all the wrong moves
We dance to all the wrong songs
We're not leading
We dance to all the wrong songs
We enjoy all the wrong moves
We dance to all the wrong songs
We're not, we're not, we're not, we're not, we're not, we're not...
Leading

Here we go!

We dance to all the wrong songs
We enjoy all the wrong moves
We dance to all the wrong songs
We're not leading. Yeah! Yeah! Yeah!

The new beat! The new beat! The new beat! The new beat!
The new beat! The new beat! The new beat! The new beat!
The new beat! The new beat! The new beat! The new beat!
The new beat! The new beat! The new beat! The new beat!
Thank you.

@музыка: Refused - New Noise

14:03 

Лучио Фонтана

future fetish
"Бытие, природа и материя, образуют неразрывное единство. Они разворачиваются во времени и пространстве. Изменение — вот основное условие бытия... Материя, цвет и звук в их подвижности — вот феномены, одновременное развитие которых составляет задачу современного искусства... Подвижная материя манифестирует себя в ее всеобъемлющем и вечном существовании, развиваясь во времени и пространстве и переходя путем непрерывных изменений от одного экзистенциального состояния к другому"

Хотя его произведения говорят конечно больше чем его слова.........
Я бы даже сказал, что по сравнению с его произведениями эти его слова бессмысленны...

На самом деле мне не нравятся эти слова,... мне нравится его творчество...даже было бы наверное лучше, если бы я их не читал т.к. ВЕЛИКОЕ становится бессмысленным, когда заключается в границы текста......................

14:23 

Кстати............

future fetish
Интересно, Лучио Флнтана читал "Диалектику просвещения" или нет???
Вообще должен был
Т.к. он тоже опережал свое время как и эта книга
К тому же его "... Манифест" вышел в один год с ней

15:21 

Courage the cowardly dog show%)

future fetish
Умри мозг....

@музыка: Zombie Nation (Ak47 - At close range mix)

00:44 

Спокойной ночи.......

future fetish
Спокойной ночи L.A.I.N.
Спокойной ночи Ильин И. "Постструктурализм.Деконструктивизм.Постмодернизм.", стр. 75
Спокойной ночи "Все и ничто", стр. 147

N.................
O.................
I.................
S.................
E.................

18:16 

Да блин, что то я давно, давно.....

future fetish
Давно ни фига не писал!!!))))))))

И теперь я приступил к этой трудной задаче!!!!
Итак, за товремя порка меня не было, я в жизни на деле подтверждал свой статус никчеиного раздолбая!!!
Сразу на след день после моей последний записи я был завален нереальным кол-м проблем, которые дажде и не предвидел, что могут произойти так скоро :))
Я конечно офигел, и по таком поводу 2 дня ходил и расстраивался и нифига не делал:)))
Чере два дня эти проблемы надо было как раз решить, и я, проснувшись после ни фига не делания долго думал что жэ мне делать????
Подумал, потом позвонил кое-кому и тем самым перенес срок их решения на неделю...После чего почувстивавал себя еще большим раздолбаем и еще больше расстроился и поэтому даже не смог думать о решении каких-либо проблем, и пошел читать "Ответственность художника перед миром гуманного" М. Вебера...Прочитал...Опять раастроился...:))))))))))
Вообщем дотянул я до срока опять ни фига на сделав, жалел себя и ныл.А ною я почти всегда когда один и это происходит в форме диалога:"Бля жизнь отстой, опять пробелмы", - "Да уж, не повезло тебе", и почему то этот внутренний голос, который поддакивает, он все время чтоб меня утешить предлагает мне пойти почитать, не правдв ли странно?:))В это время он мне в основнои предлагал Юнга(блин!!!раньше я считал его круче, но его "Психология и пэтическое творчество" - полный отстой, вообще даже я немного разочаровался, хотя раньше я от Юнга фанател), М. Вебера(так средненько, но некоторый вещи - просто супер!!!!выше всяких похвал!!!Он много где заблуждается, но его мысли об искусстве просто опередили свое время!!) и Хайдеггера (ну его я почти вс его прочитал, так что на мою долю в этот раз достались лишь некоторые непрочитанные вещи... "Искусство и пространоство" - гениально!!!хотя и много воды)
Но переодически я этот 2 голос посылал и шел читать что-нить попсовое (кстати из попсового пока ничего хорошего нет:(( ) и истреблять врагов в XBox!!!%)))) А ночью как обычно: комп, мидиклава и что-нить звукозаписывающее!!:))))
За 2 дня до проблем я сказал себе: "Пацан я или не пацан??", Пошел за энергетиками, взял штук 6 , и засел на 48 часов дома пытаясь все решить.....
С трудом, но Решил....
Долго спал.......
Опять ни фига не делал:)))...............

К тому же, я в очередной раз понял: Jazz&Bass это круто!!!!:))))

@музыка: Medicine - Digi Bop

20:28 

Data access.Малевич as noise.Disconnect.

future fetish

@музыка: Influx Datum - Vintage

00:11 

:Quotatios:

future fetish
Эдмундо Пас Сольдан "Цифровые грезы":

"Город и Химеры нуждались в сочных гиперкинетических красках киберстиля, чтобы ожить и затопить сетчатку зрителя ослепительными броскими цветовыми мазками, встряхнуть его нервы, как если бы он во время грозы схватился за опору линии высоковольтки."

"Интересно ждет ли его очередной e-mail от Никки? Он задумчиво повертел в пальцах пластиковую розу, торчащую из вазочки в центре стола. Снятся ли андроидам искусственные розы?"

"Арстован глава организвции, выступающей против похищения людей во время сбрасывания в пропасть тела главы организации, занимающейся похищениями.":)

"Это была последняя модель, на кассету помещалось порядка тридцати черно-белых фотографий. Технология самая примитивная, изображение едва ли имело разрешение 128 на 120 пикселей. Но это не важно - самое интересное заключалсь в том, что эти фотографии можно было раскршивать, рисовать поверх них или подписывать тексты, увеличивать и уменьшать, вставлять пометки и даже делать стикеры... ...ему открылось будущее: эти ребята с самого начала привыкают относиться к фотографии по-иному; для них полученной изображение - это не конечная цель, а лишь точка отсчета, самое начало. Щелчок камеры - не финиш, а только старт."

Д.Р. Хофштадтер:

"Ахилл: Что же происходит, если вы обнаруживаете картину в нутри той кртины, в которую вошли?
Черепаха: Именно то, чего вы, наверное, и ожидали, и ожидали: я проникаю внутрь этой картины в картине."

"Не будьте глупцом. Знамени не может быть, поэтому оно не может развеваться. Это развевается ветер."


Артуро Перес-Реверте "Фламандская доска":

"Скажу, что это потрясающе... ...-Это как кольцо, из которого не вырвешься...Как на картинах и рисунках Эшера, где река течет, низвергается вниз, образуя водопад, а потом необъяснимым образом вдруг оказывается у собственного истока...Или как лестница, ведущая в никуда, к началу себя самой."

Тургрим Эгген "Декоратор":

"Назовите мне сегодня что-нибудь более смехотворное, более нелепое, более вульгарное, чем, прошу прощение, так называемый "постмодернизм" в архитектуре?"

"..."В изгибе выражает себя индивидуальность, - писал Мис ван дер Роэ. - Изгиб соприроден телу, его повадкам и перцепции. Практического смысла в скруглении угла нет. Зато в кривую можно вписываться сколько душе угодно...беря за основу некий интервал, шаг делимости и кратности. Можно понять, откуда у нас эта любовь к утробным формам - так мы рождены и нет для нас ничего притягательнее яйца; но круг ограничен, а в основе всего лежит квадорат; всякий круг вписан в квадрат.""

"У Гари Ларсона есть неплохой рисунок, фактически один из его лучших, там вся семья, мама, папа, дети, кошки и собаки сидят уставившись в стену. А называется это все "The days before television"."

"-Кстати, Вико Маджестретти проэктировал кровать для Папы Римского. Так что сидеть на них удобно наверняка..." :)

"...и с тех пор он успел стать классикой искусства - созданная Филиппом Старком треного из алюминиевого сплава, похожая на малярийного комара, Juicy Salif. Зооморфное творение, задуманное для оживления утлой кухонной флоры, оно так пошло в ход, что теперь потеряло всякую загадочность: без него не обходится ни одно модное место или статья по интерьеру, где его неизменно приводят в качестве примера скромного обаяния прет-а-порте. Предмет, ни разу не использованный. Пряча его в шкаф, я именно по этой причине начинаю склоняться к скорому расставанию с ним: он не практичен. И превратился в китч. Не в том смысле, что Старк вообще грешит китчем, нет - от многих его объектов я прихожу в восторг. Нот это его изделие теперь китч. А жаль" (кстатьи, если грамотно применить китч, это может быть очень круто, на мой взгляд :))) )

"Все кто знают меня, знают также, как я ценю рафинированность. Как говорил про это Мис ван дер Роэ, Бог - в деталях."

@музыка: Fear Cult - Sex Beat (Да уж, странная тенденция к прослушиванию попсы во время сидения в нете:)))

21:25 

Хайдеггер "Искусство и пространоство"!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

future fetish
Да!Якрут!!!!Я сделал это!!!:))))))))))
Вот и она!!!Безбашенная и почему то не такая известная как его остальные труды статья!!!
Мои комментарии соответственно в квадратных скобках ( [] ) - > на них можно и не обращать внимание.
На самом деле очень башнесносительная статья, если врубиться можно по-другом смотреть на вещи, на то, как организвано пространство...Например, стол посреди комнаты, можно представить не как предмет, а как провал в концептуальном пространстве комнаты, ограниченный не вещью (столом), а своей собственной пустотой:))...Вообщем ладно, читаем, зажигаем!

Heidegger M. “Die Kunst und der Raum.”
Sankt Gallen. Erker.1969
Хайдеггер М. Искусство и пространство


Heidegger M. “Die Kunst und der Raum.”
Sankt Gallen. Erker.1969
Хайдеггер М. Искусство и пространство


Нижеследующие замечания об искусстве, о пространстве, об их взаимовоздействии остаются вопросами, даже когда звучат в форме утверждений. Они не выходят за рамки изобразительного искусства, а внутри него - за рамки скульптуры. [Гон!!:)))]
Скульптурные образы суть тела. Их масса, состоящая из различных материалов, многосложно оформлена. Формотворчество совершается путем разграничения как от- и о-граничивания. При этом в игру вступает пространство. Оно заполняется скульптурным образом, запечатляется как закрытый, прорванный и пустой объем. Обстоятельства известные и тем не менее загадочные.
Скульптурное тело что-то телесно воплощает. Оно воплощает пространство? Скульптура есть овладение пространством, достижение господства над ним? Скульптура соответствует тем самым технически-научному покорению пространства?
В качестве художества скульптура есть, конечно, работа с художественным пространством. Искусство и научная техника рассматривают и разрабатывают пространство с разной целью, разными способами.
Но пространство - оно все равно то же самое? Или оно не то пространство, которое нашло свое первое определение только после Галилея и Ньютона? Пространство - та однородная, ни в одной из возможных точек ничем не выделяющаяся, по всем направлениям равноценная, но чувственно не воспринимаемая разъятость?
Пространство - которое между тем в растущей мере все упрямее провоцирует современного человека на свое окончательное покорение?
Не следует ли и современное изобразительное искусство тоже этой провокации, пока понимает себя как некое противоборство с пространством? Не оказывается ли, что искусство тем самым утверждается в своем современном и временном характере?
Однако можно ли все-таки расценивать физически-технически спроектированное пространство, каким бы последующим определениям оно ни подвергалось, в качестве единственного истинного пространства? Неужели в сравнении с ним все иначе устроенные пространства, художественное пространство, пространство повседневного поведения и общения - это лишь субъективно обусловленные зачаточные и видоизмененные формы единого объективного космического пространства? [Ты еще спрашиваешь??:)) ]
А что, если объективность объективного мирового пространства есть фатальным образом коррелят субъективности такого сознания, которое было чуждо эпохам, предшествовавшим европейскому Новому времени? [Чувак, жаль что в твое время не было науки архитектоники:)))…]
Даже если мы признаем разноприродность восприятия пространства в прошедшие эпохи, приобретаем ли мы от этого уже и прозрение в собственную суть пространства? Вопрос, что такое пространство как пространство, на этом пути еще и не поставлен, не говоря уж об ответе. Остается нерешенным, каким образом пространство есть и можно ли ему вообще приписывать какое-то бытие.
Пространство - не относится ли оно к тем первофеноменам, при восприятии которых, по словам Гёте, человека охватывает род испуга, чуть ли не ужаса? Ведь за пространством, казалось бы, нет уже больше ничего, к чему его можно было бы возводить. От него нельзя уклониться к чему-то иному. Собственная суть пространства должна выявиться из него самого. Позволяет ли она еще и высказать себя?
Беспомощность, в которой задаются эти вопросы, вынуждает у нас признание. [Сейчас по крайней мере, это уже не такая большая проблема как тогда, в основном из-за измнения роли пространства и света в архитектуре/дизайне, но сущность проблем таже, только на новом уровне, с учетом этих новых категорий, которые вроде бы расщиряют понятие пространства, но не объясняют его, не переосмысливат, а лишь приспосабливают к новым формам…]
Пока мы не видим собственную суть пространства, речь о каком-то художественном пространстве тоже остается туманной. Способ, каким художественное произведение пронизывается пространством, повисает сначала в неопределенности.
Пространство, внутри которого можно обнаружить скульптурное тело как определенный наличный объект, пространство, замкнутое объемами фигуры, пространство, остающееся как пустота между объемами, - не оказываются ли эти три пространства в единстве их взаимодействия всегда лишь разновидностями единого физически-технического пространства, пусть даже вычисляющие измерения, и не смеют посягнуть на художественное образотворчество? [!!!!Вот она!!:))) Главная проблема организации пространства!!!:)))]
Если только признано, что искусство есть произведение истины в действительность и что истина означает непотаенность бытия, то не должно ли в произведении пластического искусства стать основополагающим также и истинное пространство, то, что раскрывает его интимнейшую суть?
Но как мы сможем найти собственную суть пространства? На случай крайней нужды есть спасательный мостик, правда ветхий и шаткий. Попробуем прислушаться к языку. О чем он говорит в слове «пространство»? В нем говорит простор. Это значит: нечто простираемое, свободное от преград. Простор несет с собой свободу, открытость для человеческого поселения и обитания.
Простор, продуманный до его собственной сути, есть высвобождение мест, в которых судьбы обитающего человека повертываются к целительности родины, или к гибельной безродности, или уже к равнодушию перед лицом обеих. Простор есть высвобождение мест, вмещающих явление бога, мест, покинутых богами, мест, в которых божественное долго медлит с появлением.
Простор несет с собой местность, готовящую то или иное обитание. Профанные пространства - это всегда отсутствие сакральных пространств, часто оставшихся в далеком прошлом.
Простор есть высвобождение мест. [!!!!]
В просторе и сказывается, и вместе таится событие. Эту черту пространства слишком часто просматривают. И когда ее удается рассмотреть, она все равно остается еще трудно определимой, особенно пока физически-техническое пространство считается тем пространством, к которому должна быть заранее привязана всякая характеристика пространственного.
Как сбывается простор? Не есть ли он вмещение, причем опять-таки в двояком смысле позволения и устроения?
Во-первых, простор уступает чему-то. Он дает царить открытости, позволяющей, среди прочего, явиться и присутствовать вещам, от которых оказывается зависимым человеческое обитание. [!!!!]
Во-вторых, простор приготовляет вещам возможность принадлежать каждая своему «для чего» и, исходя отсюда, друг другу. [!!!! Вообще говоря, в дизайне интерьера полностью пустая комната считается идеально оформленной, или, беря другой полюс, идеально готовой для оформления…]
В двусложном простирании - допущении и приуготовлении - происходит обеспечение мест. Характер этого события есть такое обеспечение. Но что есть место, если его собственная суть должна определяться по путеводной нити высвобождающего простора?
Место открывает всякий раз ту или иную область, собирая вещи для их взаимопринадлежности в ней.
В месте разыгрывается собирание вещей - в смысле высвобождающего укрывания - в их области.
А область? Более старая форма этого слова звучит «волость». Это то же слово, что латинское valeo, «здравствовать». Оно именует собственное владение, свободная обширность которого впервые позволяет каждой владеющей им вещи раскрыться, покоясь в самой себе. Но одновременно им названо и сохранение, собирание вещей в их взаимопринадлежности.
Поднимается вопрос: разве места - это всего лишь результат и следствие вместительности простора? Или простор получает собственную суть от собирающей действенности мест? Если последнее верно, то нам следовало бы искать собственную суть простора в основании местности, следовало бы подумать о местности как взаимной игре мест. [!!!!]
Нам следовало бы обратить внимание на то, что - и как - область своей свободной обширностью делает эту игру зависимой от взаимопринадлежности вещей
Нам следовало бы научиться сознавать, что вещи сами суть места, а не только принадлежат определенному месту.
В таком случае мы на долгое время были бы вынуждены допустить странное положение вещей:
Место не находится в заранее заданном пространстве наподобие физически-технического пространства. Последнее впервые только и развертывается под влиянием мест определенной области.
О взаимодействии искусства и пространства пришлось бы думать, исходя из понимания места и области.
Искусство как скульптура: вовсе не овладение пространством. [Бля, ну опять начал про скульптуру, а как все круто было!!!...]
Скульптура тогда не противоборство с пространством.
Скульптура — телесное воплощение мест, которые, открывая каждый раз свою область и храня ее, собирают вокруг себя свободный простор, дающий вещам пребывать в нем и человеку обитать среди вещей.
Если это так, что станет с объемом скульптурного образа, телесно воплощающего место? По-видимому, объем уже не будет отграничивать друг от друга пространства, в которых поверхности облекают что-то внутреннее, противопоставляя его внешнему. То( что получило название объема, должно было бы утратить это свое имя, значение которого лишь столь же старо, как техническое естествознание Нового времени.
Ищущие мест и местообразующие черты скульптурного воплощения должны будут остаться пока безымянными.
А что станет с пустотой пространства? Достаточно часто она предстает всего лишь как нехватка. Пустота расценивается в таком случае как отсутствие заполнения полостей и промежуточных пространств.
Но, возможно, как раз пустота сродни собственной сути места и потому есть вовсе не отсутствие, а произведение .
Снова язык может нам дать намек. В глаголе «пустить» звучит «допущение», в первоначальном смысле сосредоточивающего собирания, царящего в месте.
Пустой стакан значит: собранный в своей освобожденности как способный вобрать содержимое.
Опускать снятые плоды в корзину значит: предоставлять им это место.
Пустота не ничто. Она также и не отсутствие. В скульптурном воплощении пустота вступает в игру как ищуще-проектирующее выпускание, создание мест.
Вышеприведенные замечания, конечно, не идут столь далеко, чтобы указать уже со всей ясностью на собственную суть скульптуры как вида изобразительных искусств. Скульптура: телесно-воплощающее про-из-ведение мест и, посредством этих последних, открытие областей возможного человеческого обитания, возможного пребывания окружающих человека, касающихся его вещей.


Скульптура: телесное воплощение истины бытия в ее создающем места про-из-ведении.
Уже один внимательный взгляд на собственную суть искусства заставляет догадываться, что истина как непотаенность бытия не обязательно привязана к телесному воплощению.
Гёте говорит: «Не всегда необходимо, чтобы истинное телесно воплотилось; достаточно уже, если его дух веет окрест и производит согласие, если оно как колокольный звон с важной дружественностью колышется в воздухе». [Гете обязательно было в конце цитировать???:))) Всю статью испоганил сразу!!....]

@музыка: Overturn - Life After Death (В миксе PaulB)

@настроение: Я БЕЗБАШЕННАЯ ПЧЕЛА!!!!!!!!!!:))))))))))

11:43 

Листья

future fetish
Люди под моим окном убриают облетевшую желтую листву... Странно...Зачем это делать: стирать с асфальта отпечатки, оставленные умирающими деревьями после себя?...

@музыка: Electro Tribe - Digital Hardcore

20:45 

ElectroClash

future fetish
ElectroClash = Drugs & Alcohol & Alcohol & Drugs


@музыка: Yellownote - Drugs & Alcohol & Alcohol & Drugs

21:15 

Acid Blinded

future fetish
Черное перестает быть черным и смотрит на тебе живым взглядом, погруженным в ACID...Кислотные цвета DeCaDeNcE...Воздух приобретает плотность NeoTech...Биотехнологии в руках ариистократических [Vampires] с мутировавшими генами и 10000 лет закатов за спиной...Ярко синие Нимфы,насыщенные цветом, играющие на арфах с лазерными струнами...Саморазвивающиеся Биомеханические существа затаились в тени и ждут тебя...Оборотни, зататуированные future-fetish, изменяющие пространство магией цифрового кода в радиационных глазах...Люди живущие в реальности The City Of Lost Children замедляют время, зажигая свечу...Love bleeding...Sex beat...Охотясь на вампиров, не забудь проверить раскадровку тротилового заряда в [Smith & Vesson] 1857 года с титановой рукояткой...Лошадь-андроид с груcтными светящимися глазами...Сбежать на Марс...Blood...2 Луна...Атомные станции принадлежат Графу [Dracula]...Кислотно пурпурные Натуральные волосы...Пейзаж, светящися радиацией по ночам...Фосфор делает нас прозрачней...У. Гибсон, LAIN, Ю.Хабермас...Мир через 10000 лет...Electro Tribe...Adrenalin Jankies...Close the world, Open the nExt...

И все это = _Я_всего_лишь_пересмотрел_ Vampire Hunter D
Вообще мне кажется, что мало что может с ним сравниться по концептуальности и future fetish...
Может только Гибсон...Но он же не снималь фильмов?:)) (Мнемоник и отель Новая роза не считаются:)) )

@музыка: 36 CrasyFists - Destroy The Map (Да уж блин!! Сегодня день освобождения от электронищины!:))...)

14:26 

БесПредметное...

future fetish
"Вот где супрематизм показал свое настоящее лицо — вот где стала ясна картина мира! Малевич был далек от «нигилизма», в котором его обвиняли, — он находился в состоянии поиска нового образа мира; старый образ распался или был уничтожен материализмом. Результатом стали при призрачно-воображаемые проекты и утопическая архитектура, а также рисунки и живописные творения, стремящиеся к выражению ритма Вселенной. Одна из таких работ - Белое на белом (Белый квадрат) — передает увядание форм в пространстве и их окончательное исчезновение. Еще один символ — желтый четырехугольник, который превращается в трапецию в пределах пространства, где встречаются параллели. «Белый квадрат содержит в себе белый мир (построение мира), утверждая символ чистоты творческой жизни человека»."

Белое на белом (Белый квадрат).
1917г. Холст, масло.
Нью-Йорк, музей современного искусства.


@музыка: Nu:Tone - Get ItOn

03:40 

...Dreams?...

future fetish
...Она ушла, разрушив неизменнсть форм...взламывая представления о представлении...отдавая стоимость уверенности в том, что ты счастлив...зная ответ на вопрос: как опредилить грезишь ли ты, если ты в грезах...127-ой способ убедиться в существовании ограниченного круга эстетических форм под названием "Я"...многозначность полисемантических оттенков мировосприятия [деконструкция]...7 новых точек в осознании себя "вне"...скорость падения вверх = сумме бесконечного видоизменения форм = бог = имитация ...взгляд со строных на биологические формы...погружение в свою собственную информацию вне пределов себя, вне пределов органического формообразования своего собственного "я"...

@музыка: London Elektricity - "Billion Dollar Gravy"

18:24 

Хм...

future fetish
Современный мир - это искуственно созданная реальность , предназначенная для того, чтобы упаковавать людей в разноцветные коробочки...

@музыка: Fx909-Lady

Победа это иллюзия

главная